anchoret: (indisputable)
Один священник высказался в том смысле, что богослужение необходимо переводить на русский, дабы оно стало людям понятнее. Пусть не всё богослужение в целом, но хотя бы какие-то его части: "Свящ.Писание, стихиры, тропари канона и, конечно, псалтирь". Скажу честно - после 15-ти лет служения я сам его понимаю не до конца даже в часто воспроизводимых фрагментах, и это не проблема перевода. До сих пор мне приходится то здесь, то там встречать какие-то совсем новые для меня объяснения ученых литургистов, и я знаю, что те люди, перед которыми такой проблемы не стоит, пребывают в большом заблуждении относительно своей компетентности. В общем, ответил так:
Это самое обычное, самое распространенное заблуждение. На самом деле богослужение НЕ станет понятным, если его перевести на русский, и в этом большая проблема. Потому что для того, чтобы его понимать, нужно, как минимум, знать Библейскую историю и тексты Священного Писания, аллюзиями и прямыми цитатами из которого оно насыщено.
То есть, по моему убеждению, только в том случае, когда человек регулярно посещает какие-то курсы и лекции, посвященные этим предметам, постоянно участвует в самих богослужениях, и ещё при этом постоянно читает СП дома самостоятельно, только тогда богослужение становится для него открытой книгой. Но при этом а) у него напрочь пропадает необходимость в переводном тексте, и всё его рвение в вопросах перевода обуславливается исключительно тем самым заблуждением, которое Вы воспроизвели, и б) таких людей - единицы. И получается замкнутый круг. Я как-то выкладывал русифицированный перевод богородичных паремий. Больше двух тысяч просмотров и ни одного отзыва, а я был бы рад любым, хоть бы и ругательным. Никому это не интересно и не нужно.
Единственное, что действительно необходимо делать сейчас, это заменять отдельные слова богослужения, особенно в читаемых текстах Писания. Лично я уже давно отказался от всех этих "влагалищ", "ссал" и т.п., как многие священники - от "любы".
Кроме того, у проблемы перевода существуют другие аспекты, о некоторых из которых я говорил раньше.
anchoret: (indisputable)
В чине умовения ног меня всегда смущала какая-то вымученность и ненатуральность действа. Чем-то бесконтактное карате напоминает: удар не наносим, а обозначаем, ведь моется только одна нога, да и то символически, даже без мыла. Попы конфузятся, заранее моют ноги шампунем и надевают новые ботинки, чтоб за службу вспотевшая стопа не провоняла старой обувкой. Нередко обряд охотно совершается архиереями, которые любят уставное богослужение, но как-то не очень любят людей, в том числе (или особенно) своё духовенство - типа Дородницына. Ну, то есть, сегодня ногу сполоснут, завтра голову откусят - и всё очень органичненько.
Обычай умовения ног гостям не свойственен ни современной культуре в целом, ни национальной в частности, отсюда и не блещет какой-либо назидательностью. Чувствуется, что здесь что-то другое нужно, но что именно, неясно. В Польше недавно (в прошлом или позапрошлом году, не помню) ксендзы вышли в Великий Четверг на улицы с ящичками для чистки обуви и предлагали почистить ботинки прохожим. Мне было странно, что эта чья-то больная идея получила воплощение: добрый католик не станет утруждать своего ксендза такой работой, а на кой чистить обувь всяким оболтусам, непонятно.
На мой вкус, было бы лучше, если б архиерей приглашал на чаепитие двенадцать священников своей епархии, которых хочет отличить, и сам разливал им чай (не так, чтобы "передавайте чашки!", а со смиренной почтительностью обходя с чайничком каждого), поговорил с ними об их заботах - оно и по-отечески вполне, и попам приятнее.

anchoret: (Default)
Выношу из комментов:
Меня спросили, почему бы просто не перевести наше богослужение на понятный молящимся язык. Отвещал тако:
Обжегшись на молоке, дуют на воду. Попытка богослужебной реформы, даже при полной поддержке государственного аппарата, закончилась в XVII в. так плачевно, что мы до сих пор пожинаем плоды. Плюс к этому действительно благая идея обновления церковной жизни была так обгажена живоцерковниками в 20-х годах ХХ в., что начни сейчас что-то делать в этом направлении, тут же огребёшь новый раскол не хуже того, что был при Никоне. К тому же нынешнее состояние богословской школы практически не очень-то позволяет грамотно решать эту проблему. Ведь просто "взять да и перевести" что-то на русский язык (а многие священники так и делают на требных, внехрамовых службах, не ограничиваясь только переводом чтений из Священного Писания) означает приделывать к "запорожцу" колёса от "мерседеса". Нужна и реформа богослужебного устава, и многих других сторон церковной жизни, которые очень сильно взаимно переплетены. Стоит только потянуть за ниточку перевода, откроется такой ящик пандоры, что никому мало не покажется.
Заинтересованность народа (вернее, её отсутствие), кстати, тоже аргумент немаловажный. Практика Украины, где осуществлен перевод службы на ридну мову, показывает, насколько я знаю (а я могу ошибаться), что миссионерское значение такого перевода оказывается близким к нулю. Эта проблема больше интересна тем, кто живёт службой, знает её, болеет за неё, а таких всегда было немного, да и даже среди них нет единомыслия относительно путей выхода из создавшейся ситуации.

Это я ещё не касался эстетической составляющей проблемы, а из-за неё, думаю, было бы больше всего сломано копий. Посему и перевод, если бы и осуществлялся, то только на т.н. "новославянский" язык, который тоже ещё предстоит создать.
"Цену вопроса" будем обсуждать после Пасхи, сейчас не до этого.
anchoret: (mouse)
Народ ищет разноязыкие пасхальные евангелия. Такие поиски, при всей кажущейся благовидности предлога, на мой взгляд, обычно бывают следствием простой поповской блажи. Мне это всегда напоминает историю на одном провинциальном приходе.
В епархиальном управлении на какой-то должности находился ещё не рукоположенный (потому как не оженившийся) выпускник семинарии. За какую-то провинность (кажется, пьянство) его временно сослали на отдаленный приход в помощь тамошнему священнику. Дело было к Пасхе, и простоватый батюшка попросил недавнего семинариста найти ему двенадцать евангельских чтений на разных языках в русской транскрипции. Тот запросил за каждое чтение по бутылке, настоятель радостно согласился, и вчерашний бурсак тайно засел за работу. Языков никаких он не знал, но не знали их также ни настоятель, ни его прихожане. Тем паче, что языки там были заявлены сплошь экзотические: арабский, японский, китайский, и т.п. В положенное время на пасхальной литургии, после чтений на славянском и на русском, настоятель начал читать и эти тарабарские "евангелия". "Кунь мянь сяо, тио коньто кикито" - так он истязал свой язык и слух прихожан. Прихожане терпели, но на третьем чтении ему и самому стало скучно, он свернул листочки с письменами и убрал подальше.
А двенадцать бутылок семинарист щедро разделил с батюшкой на Светлой седмице.
anchoret: (Default)
Наш церковный Устав - это огромный дворец, внешний вид которого вызывает удивление своими величественными размерами и искусностью отделки, хотя в своей полноте его красота открывается далеко не всем и не сразу. )
anchoret: (Default)
Кому не приходилось наблюдать, как в одном человеке сосуществуют любовь к православному богослужению, его благолепию и чинности с одной стороны, и резко неприятные личные черты и свойства характера с другой? Классический пример, известный из истории - архиепископ Алексий (Дородницын) +1919. Черты незаурядного богослова, знатока церковного устава, блюстителя красивого богослужения и любителя хорошего церковного пения сочетались в нем с качествами редкостного хама, ненасытного вымогателя и тирана в отношении подвластного духовенства, льстивого подхалима в отношении высших властей, как церковных, так и светских. Увы, этот типаж бессмертен, и будет воспроизводиться в веках каждым поколением служителей алтаря...
В чем здесь загадка? Очень просто и бесхитростно, но вместе с тем точно и метко говорил об этом архиепископ Пражский Сергий (Королев) +1952 своему посошнику:
«Не забывай, мальчик, что красота эта вся во славу Божию. Будешь красоту больше Бога любить, язычником станешь, - говорил Владыка. - Красота эта, это Духа Святого сияние. Красота эта выражает нашу веру, без веры - языческое наше богослужение. Вот так. А «хвостатый»-то тут как тут. Смотри, как хорошо, как красиво в церкви, какие мы все хорошие, важные, как это мы всё хорошо делаем, - вот и отвёл тебя, мальчик, «хвостатый» от Бога, смотришь, и уж не Господу, а «хвостатому» служишь. Вот он какой, «хвостатый»-то, Божией славой и той пользуется, чтобы от Бога отвратить, к себе привязать, власть свою показать. Вот что. А ты, мальчик, его, «хвостатого», за хвост хватай и вырви его из твоего сердца с рогами и копытами».
К счастью, и такие служители Церкви, как покойный владыка Сергий, всегда были и будут. А уж о красоте его-то богослужений люди ещё своим внукам рассказывали.
anchoret: (Default)
При оценке качества перевода* богослужения на русский язык**, а таких переводов со временем меньше не становится, полезно обращаться к некоторым тестовым моментам. Один из них - окончание священнических возгласов. Обычно его переводят как "ныне и всегда и во веки веков". Ага, значит, "присно" - это и есть "всегда". Тэк-с, идем смотреть, как перевели окончание возгласа "всегда, ныне и присно и во веки веков". "Всегда ныне и всегда", может? Отнюдь нет, замечательно перевели, то есть никак.
Дело в том, что "присно" имеет значение не просто "всегда", а ещё и "непрерывно", "непрестанно". У этого окончания довольно интересная и непростая история, которая несет на себе груз споров с гностиками и арианами. Подробнее об этом можно прочитать, пожалуй, у того же Скабаллановича, а вкратце смысл его выглядит так: "всегда" - больше обращено в прошлое, т.е. иначе никогда и не было. "Ныне", как понятно и без перевода, означает "сейчас". "Присно" показывает непрерывную неизменность сущности Бога и Его Царства. "И во веки веков", как очевидно, говорит нам о неизменном бытии Славы Божией и в будущем, а всё в целом показывает Её вечность.

---------------------
* Речь идет о смысловом переводе. Литературность всех переводов, которые мне приходилось видеть, ниже всякой критики.
** Не рассматривал никогда украинские переводы, хотя в отличие от русских, они общеупотребительны при богослужениях (не только в УПЦ КП и УАПЦ, к слову, но и в некоторых приходах УПЦ МП, насколько я знаю), бо не так интересно и мову слабо знаю. Вариантов переводов там несколько, что, как мне говорили, создаёт проблемы при соборном служени. Но насколько мне известно, "присно" там везде переведено как "по всяк час", что относительно точно.
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:40 am
Powered by Dreamwidth Studios