anchoret: (anchoret)
Есть такая функция у фотоаппарата - узнавание человеческого лица. Не очень хорошо понимаю, зачем это надо, но при фотографировани людей их лица на экране аппарата заключаются в зелёные квадратики. Опять же, не знаю, видимо, это обычное явление, просто именно я столкнулся с ним впервые, хотя и раньше снимал картины, иконы и т.п. Но мне стало немного не по себе, когда на этой известной мозаике в Св.Софии лик Христа выделился зеленой рамкой.
Со стены зала церковных соборов на меня смотрело живое лицо человека по имени Иисус. )
anchoret: (explain)
Икона Страшного Суда в Ионинском монастыре. Поразительно, что иконописец (или, скорее, заказчик иконы) присваивает себе Суд Божий, изображая живого человека в числе осужденных на вечные муки, и никто этого не замечает. Хотя, конечно, иконографии свойственна определенная поучительность, но это уже какой-то другой жанр - агитплакат или что-то вроде того...
anchoret: (Default)
Кто-нибудь знает, зачем здесь вторая ангельская фигура? У меня не получилось найти ответ. Помимо прочего, выяснил, что иногда на иконе Благовещения изображался также Иосиф, которого во сне наставляет ангел (Мф 1:20). От безысходности родилось предположение, что фигура Иосифа утрачена..
Дернуло же моего изографа написать именно этот сюжет!!

UPDATE: Вроде, разобрались. По всей видимости, это иллюстрация к стихире на "Господи, воззвах": "Послан бысть..." (см. в комментах). Спасибо всем откомментировавшим.
anchoret: (Default)
На форуме сайта, посвященного мерной иконе, я разместил предложенный ниже небольшой комментарий. )

UPD: Ха! Коммент с форума удалили.
anchoret: (Default)

Или коптской. Не очень разбираюсь в этом, похоже, что это одно и то же. [livejournal.com profile] petru44o своим постингом напомнил относительно недавнюю историю.

Как-то в компании, когда зашел разговор об иконах, один знакомый как-то грустно так говорит: а у меня дома икона с членом. Что??? - переспрашиваем. Начинает объяснять, но как-то не очень понятно, да и не верится особо. У него знакомые были в Египте, и купили там ему в подарок сувенир - небольшой складень. Сами-то они к изображению не присматривались, а вот он присмотрелся, и как-то не по себе ему стало. Ну приноси, говорю, разберемся. Принёс.

126 KB )

anchoret: (Default)

Сегодня после службы позвонил и примчался взмыленный изограф М.Ш. Он всегда появляется мгновенно, когда ему что-то нужно.

Дописывает большую (60х80, кажется) икону пророка Илии в пустыне с житием, да вот незадача: не может найти полного текста для того свитка, который Илия держит в руках. Сокращённый текст есть, но с невнятностями, да и свиток на иконе получается длинный, т.ч. нужен полный текст.

Помог, чем смог. Может, ещё кому понадобится, хотя вряд ли...

anchoret: (Default)

В продолжение темы...

Вообще считается, что привески на икону делаются в качестве благодарности за некое чудо или благодеяние Божие, явленное по молитвам перед этим образом. В качестве таких украшений они служат зримым свидетельством чудотворности этой иконы. В старину даже изготавливались специальные привески - в виде руки, ноги, сердца - как уже более конкретная иллюстрация полученного (или чаемого) исцеления.

На самом же деле, люди обычно жертвуют кольца-кулоны-крестики-цепочки на икону до того, как получают просимое. Возможно, есть такие, кто предлагает Небу таким наивным образом сделку (это только мое предположение, которое я делаю исходя из своего скромного знания общего уровня религиозного сознания наших верующих). Кроме того, многими руководит здесь (часто спонтанное) благое намерение: хочется пожертвовать что-то, отняв от себя, а как это сделать лучше - люди не знают. Подсказывает икона, на которой (на рассаду, так сказать) уже привешены какие-то украшения. А подражательный поведенческий мотив здесь очень силён: можно привести много примеров, когда кто-то заносит в приход или общину какую-то традицию, которую остальные, особо не задумываясь, начинают копировать.

Какова дальнейшая судьба привесков? Некоторая часть, что греха таить, разворовывается или недобросовестными причетниками (о таком мне рассказывали на Украине), или людьми с улицы (последнее иногда случалось, как мне рассказывали, в одном московском храме, давно, ещё когда они привески не прятали под стекло более надёжно - зайдет такой, улучит момент, чик-чик кусачками и целую гирлянду унесёт). Некоторая часть, в случае переизбытка привесков, в качестве лома идёт на изготовление уже специальных украшений (окладов, басмы, нимбов, цат). Другая часть, состоящая из наиболее примечательных или памятных предметов, висит долгие годы до очередной реквизиции церковных ценностей.


На мой взгляд, явление это довольно безобидное - не такие уж большие масштабы имеет этот феномен. Навскидку я вижу здесь три-четыре минуса: первый - КПД такой жертвы, думается мне, невысок, второе - молиться это иногда мешает (думаю, нет такого человека, который, прикладываясь к нынешнему Иверскому образу у Воскресенских врат, не разглядывал бы тайком от самого себя тамошние висюльки), третье - некоторым "стыдно ажно предъ безбожниками". Мне - не стыдно, но то, что это иногда является искушением для стоящих на пороге Церкви - факт.

Плюсов, правда, я здесь не вижу вообще никаких, но я же не всевидящ.

Ну, и нельзя не вспомнить о том, что в своё время страсть к таким украшательствам убила на Руси иконопись. Икона перестала быть видна за златом-серебром и, когда в конце привычного к академической живописи XIX века сняли многоценный оклад (ныне хранящийся в Алмазном фонде) с рублёвской Троицы для её реставрации, то увиденное за ним так поразило и вдохновило, что стимулировало возрождение (если не рождение) богословия иконы.

В качестве специального аккумулятора для накопления материальных ценностей на чёрный день (голод, война)  украшения образов всерьёз никогда не служили: умели справляться другими материальными ресурсами. А в случае неблагополучного исхода военных действий они, разумеется, обычно наполняли вражескую казну.

anchoret: (Default)

В эти же самые февральские дни (только 1796 года) тульский помещик Андрей Тимофеевич Болотов писал в своём ЖЖ:

Объ образе Иверской Богородицы

Образъ сей славенъ былъ издревле; онъ стоялъ въ воротахъ куретныхъ (?), между обоими воротами, въ сделанной часовне, и у нея была безпрерывная служба. Вся Москва имела къ образу сему веру; все больные и въ нуждахъ находящiеся поднимали его къ себе и молебствовали; и все обогатили оный алмазами и брилiантами, власно какъ бы то нужно было Богородице, и оная столь же брилiанты уважала, какъ и мы. Если бы все сiе обращаемо было въ деньги, и сiи деньги употребляемы были на содержанiе и пропитанiе бедныхъ, и сделанъ былъ штифтъ (?), то было бы сiе гораздо лучше: и Богородице прiятнее, и для людей полезнее, а то иногда стыдно ажно предъ безбожниками.

Page generated Sep. 23rd, 2017 07:31 am
Powered by Dreamwidth Studios