anchoret: (church business)
Ниже чуть подредактированный текст из переписки.

"...просто обычно мало кто задумывается об этом по-настоящему. Кто-то ленится об этом думать, муравьи-солдаты вообще не думают, а для Вас Филарет так же далёк и нереален, как древние греки. Но неужели Вы думаете, что десятки миллионов людей, непосредственно составляющих украинский "раскол", не почуствовали бы, что их таинства не имеют силы? Это при том, что у них уже был многолетний опыт жизни в Церкви до всяких "анафем"? Тут одно из двух: либо вся эта Божья благодать, живая и действующая в Церкви - досужая выдумка не знающих чем занять себя богословов, либо она чихала на каноническое крючкотворство и прекрасно себя чувствует по обе стороны юрисдикционных границ. Tertium non datur.
В какой-то момент я особенно остро осознал, что слова "созижду Церковь Мою..." ни в малейшей степени не подразумевают этот бюрократический иерархический аппарат, который мы привычно называем Церковью. Это сознание не сделало меня врагом Церкви, какой я её знаю, но лишь заставило с иронией и жалостью смотреть на сам аппарат и его игры. Я уверен, что если бы архиереи наши жили с доходов от плодов рук своих - читали лекции в универах, библиотекарствовали, растили сады или шили палатки - все эти конфликты и разделения даже не возникали бы, а если и возникали, то решались бы моментально и безболезненно."

Конечно, это утопия, и я прекрасно понимаю, что такое устройство невозможно. Просто повод остановиться, задуматься, и посмотреть на вещи со стороны.
anchoret: (Default)
В бесчисленный раз встаёт вопрос о действительности того или иного таинства. Если почему-либо при совершении обряда происходит какое-то мелкое недоразумение, то наши обрядоверы, которых я не решусь назвать христианами, с готовностью начинают видеть в этом повод для того, чтобы считать недействительным всё таинство. Особенно часто это касается, конечно, крещения и венчания, тут вообще все кидаются искать какие-то тайные знаки, которые якобы пророчат о будущей судьбе брака или крещаемого человека. Христианство как таковое им недоступно, и не потому, чтобы они не могли его уразуметь и усвоить, а просто потому, что не хотят этого делать, ведь это им не нужно. Главное для них - это соблюдение внешней формы, и сверх этого магизма, вполне удовлетворяющего их религиозные потребности, им ничего больше не требуется.
Но сейчас я обратил внимание на эту набившую оскомину (и, увы, вечную) тему не для того, чтобы лишний раз посетовать, а чтобы обратить внимание на один момент, который нередко упускается из виду и теми нашими христианами, которые стараются сознательно участвовать в жизни Церкви. Митрополит Антоний (Блум) справедливо говорил, что таинством брака является не действие, совершаемое в храме, а сама жизнь в этом браке. И, продолжая эту мысль, я бы осмелился заметить, что ровно такое же отношение распространяется и на все прочие церковные таинства. Не имеет смысла говорить о зависимости действительности таинства от особенностей обрядовых действий. Одно и то же таинство, например, причастие, может быть действительно для одного человека, и недействительно для другого, подходящего к Чаше сразу следом за первым. Всё зависит от того, что это причащение делает с человеком, и зависит это только от самого человека.
Наконец, если не ограничивать таинства привычным нам сакральным числом и согласиться с тем, что таинством является любое призывающее благодать Божию действие, совершаемое человеком в качестве члена Церкви, рассуждения здесь об обрядовых тонкостях становятся просто смешными.
anchoret: (Default)
Есть в нашей церковной жизни какие-то моменты, которые, по размышлении, вызывают сомнения в своей целесообразности. Иногда проходит немало времени, прежде чем эти сомнения находят себе подтверждение (или бывают развеяны, что тоже случается). Так, три года назад я писал кое-что о массовом соборовании, бывающем в наших храмах Великим постом, но лишь недавно узнал, откуда происходит эта традиция.
Вот как об этом говорит д. Михаил Желтов: послушать сведущего человека )
К сказанному от себя хотелось бы добавить, что, по моим наблюдениям, на таких соборованиях храм наполняется обычно теми же людьми, что приходят только "посвятить" куличи да набрать крещенской водицы, так что несложно понять, чьим представлениям и вкусам угождает Церковь во время этого действа.
anchoret: (Default)

Есть у нас такая традиция - Великим Постом во всех храмах хотя бы раз совершается таинство Елеосвящения (Соборования) для всех желающих. Под страхом лишения сана священникам воспрещается совершать этот чин над здоровыми людьми. Почему же такое исключение делается во дни Поста?

Объясняется это тем, что каждый чем-нибудь да болеет - нет абсолютно здоровых людей. Но, самое главное, Соборованию приписывается благодать прощения забытых грехов, и поэтому именно во время Поста, когда на пути к Пасхе человек стремится к сугубому очищению своей души, кажется таким естесственным прибегнуть и к этому таинству.
Есть и ещё один аргумент в пользу такого массового соборования: могут пособороваться люди, которым в силу разных причин бывает затруднительно пригласить священника к себе домой.

Надо заметить, что в таинстве Покаяния человеку прощаются все грехи (кроме умышленно утаённых), и выделять грехи забытые в какую-то особую категорию смысла нет. Да и не дают к тому повода ни слова самого апостола (Иак. 5:15), ни вся церковная традиция. В противном случае, это может выродиться в пародию, наблюдавшуюся в одном храме: уже после прочтения над собою разрешательной молитвы, некий мужичок несколько раз (вне очереди) возвращался к исповедальному аналою с какими-то грехами, которые он забыл исповедать, и каждый раз священник накрывал его епитрахилью.

Насколько весом аргумент "не бывает здоровых людей"? Очевидно, что с лёгкими недомоганиями к такому таинству обращаться не следует. По смыслу священнических молитв и богослужебных указаний, содержащихся в Требнике, это должен быть довольно тяжёлый и опасный недуг, который ставит под угрозу здоровье или даже самую жизнь человека. Если же человек способен выстоять несколько часов в душном тесном помещении (а именно такими - душными и тесными - становятся храмы от наплыва желающих собороваться), то его здоровью можно только позавидовать.

А как быть с теми, кто не может пригласить священника к себе домой? Мне кажется этот вопрос надуманным. Если действительно у человека тяжкий недуг, то можно пособороваться в храме в любое время, не дожидаясь Великого поста, а если нет - то зачем и собороваться?

Самой полной работой, что мне довелось читать о Соборовании, была дореволюционная книга протоиерея Михаила Архангельского "О тайне святого елея", переизданная в Москве в 2001 году. При всех своих недостатках (самый заметный из них - явно схоластический подход к сакраментологии), это довольно подробное исследование о богословии, происхождении и эволюции сего таинства. Кстати, при его чтении меня озадачило то, что учёный священник пытается чётко различить существующие в Церкви помазания елеем, но получается это у него, как мне показалось, не очень убедительно. В самом деле, чем в принципе отличается помазание елеем при Соборовании от помазания елеем, скажем, за Всенощным бдением? - ответ не так очевиден.

Но заговорил я об этой книге потому, что в ней я не обнаружил никаких обоснований мнения о прощении в таинстве именно забытых грехов, и упоминаний о традиции общего великопостного соборования. Так что, по всей видимости, это какие-то поздние народные придумки.

Делаю ли я здесь какое-то открытие? Совсем нет. Многим, я думаю, всё это прекрасно известно. Тогда почему продолжается практика таких великопостных соборований? Как сказал один священник: "Да ты что, если Соборования не будет, бабки меня сожрут!"

Page generated Jul. 22nd, 2017 04:43 am
Powered by Dreamwidth Studios